БАБОШИН ВЛАДИМИР АЛЕКСАНДРОВИЧ: КРАСНЫЙ ХОЛМ. РАЗГОВОР С ДЕДОМ.

0
145
Библиотека у Петрограду

Мой дед по матери, Степан Степанович Сергеев, пулеметчик 8 стрелковой роты 998 стрелкового полка погиб 5 июля 1944 г во время Выборгско-Петрозаводской операции в бою «местного» значения под деревней Вакилла, местечко Хокомяки недалеко от г. Выборг, где и был похоронен в братской могиле. В преддверии 50 –летия Победы перезахоронен в мемориале недалеко от пос. Красный Холм. Выражаю благодарность моему ученику Тимофею Жердеву, который нашел могилу деда.

„Скандинавия“ под колеса
Километры свои кладет,
Мастодоноты летят многоосные,
Обновляя обгонам счет.
Вдоль дороги сосны упрямые
Как в строю стоят чередом…
А ко мне приехала мама,
Едем к деду на Красный Холм.
Много верст за спиной оставлено,
Тыщи две лишь в один конец,
Но понять ее надо правильно –
Мне он дед, ну а ей отец!
Вроде нет ничего необычного,
Едут родичи навестить.
Место там, у деда, отличное,
Я и сам там хотел бы жить.
Так хотелось бы, право слово,
Чтобы вышел он ко двору,
Пробасил бы:»Как живы-здоровы?
Ждал вчера еще вас поутру».
– Глянь -правнучек два метра с лишком
Лейтенант уже целый год
Сам ведь знаешь, не понаслышке,
Как военная служба идет.
– Да уж, внучек, калач я тертый…
Пуля-дура, а штык- молодец!
Здесь, в июле сорок четвертого
Мы ломали врагу крестец!
И примолкнет, брови нахмуря…
– Это сколько же лет прошло,
Как убили меня в июле
Вроде пятое было число.
О боях у деревни Вакилла
Ничего не сказал Левитан,
Но стрелковую не непрасно
В штыковую поднял капитан.
Не срывал он голос за Сталина,
Прохрипел: «В атаку, вперед!»
Но ударил по роте фланговый,
Замолчавший уже пулемет…
– Да, внучок, знать судьбой предписано,
Что не встретились мы с тобой.
Для того чтобы внуки выросли,
Я поднялся в последний бой…

ДЕСЯТЬ ВЁРСТ ВЕЧНОСТИ

Посвящается моему дяде,
Бабошину Василию Ефимовичу,
участнику войны,казаку и лихому коннику,
замечательному человеку и его
фронтовому другу

В Селищах, в придорожном магазине,
Задав, по сути, простенький вопрос,
Узнал, что говорит народ доныне,
Что от Ермохи до Бабохи десять вёрст…
Жил у дороги Ермолай Иваныч,
В дому, что в Папоротно по сей день стоит,
Бывало, встанет утром, спозаранок
К Бабохе в Александровское мчит.
Василь Бабошин был заправский плотник,
Хоть дом, хоть баню – запросто рубил,
В любом труде хороший был работник,
Да с Ермолай Иванычем дружил.
Нет, не ржавела дружба фронтовая,
В беде и в радости они держали строй,
Шли как в бою, друг друга прикрывая,
И в мирной жизни жертвуя собой.
Их нет уже. Не пощадили годы,
И домом стал для них простой погост,
Но до сих пор живет в устах народа,
К Бабохе от Ермохи – десять вёрст.
Посвящаю моей Маме, которая дважды побывала в Сталинграде медсестрой в эвакогоспиталя с мая по август 1943. В ноябре 1943 г. была начальником эшелона, доставлявшего людей и оборудование по маршруту Рязань-Архангельск.

ЖЕНЩИНЫ ВОЙНЫ

Да, у войны не женское обличье
Кто пережил – тот это точно знает.
Война, она не делает различья,
Средь тех, кого на свой алтарь бросает.

За строем строй в огонь войны спешит,
Смерть, попирая лишь своим бесстрашьем.
Кто прав, кто виноват – свинец решит,
И штык – оружье схватки рукопашной.

Да, у войны не женское лицо,
Холодно смотрят мертвые глазницы.
Сошлись в сраженье тысячи бойцов,
Живыми вышли только единицы.

А женщина, в том нет её вины,
Несет вдвойне времен суровых бремя.
Мужчин проводит женщина войны.
И в строй встаёт, когда приходит время.

У женщины войны – лицо мадонны,
Что смерть своей отринула рукой.
Солдат, от верной гибели спасенный,
Придя в себя, увидит над собой.

Но женщина войны несет и смерть
Врагам, когда в руках оружье мести.
А коль в бою придется умереть,
Нет разницы в мужской и женской чести.

И видели военные перроны –
Как вдоль вагонов, по делам спеша,
Идёт Девчонка, но начальник эшелона,
Судьбу свою и Родины верша.

В нас память поколений не остыла,
И невозможно недооценить,
Труд женщин героического тыла,
Который дал возможность победить.

И помним мы, что в горестные годы,
Что нам война с собою принесла,
В священный бой за счастье и свободу
Мать-Родина к оружью призвала.

Забыв войны уроки, нынче вновь,
Враги оружием бряцают на границах,
Но в наших жилах не вода, а кровь!
И меч остёр у Родины в деснице!

ЕСЛИ В ПИТЕРЕ ВЫ ЕЩЁ НЕ БЫЛИ

Если в Питере вы ещё не были,
Пусть объехали и полмира –
На Неве быль смешалась с небылью,
Это – Северная Пальмира!

В историческом центре улочки,
Что ни дом, то отдельный рассказ.
Даже Пушкин бывал в этой булочной,
Постучав поутру в «васисдас».

Там Дворцовую площадь венчает,
Столп великий – Александрийский!
И гостей своих Ангел встречает,
Современник побед российских!

С укоризной глядит Достоевский,
Дескать, вас упреждал я стократ…
И Аничков мост, что на Невском,
Где «фонКлодтовы» кони стоят.

Вы пройдите пешком – и Питер,
Удивит вас снова и снова.
А за этим углом – посмотрите,
Нос майора висит, Ковалёва.

Многоликость дворцов и парков,
И мосты берега привечают,
Даже летом у нас не жарко,
И по пальцам „солнце“ считают.

О мостах – отдельное слово,
Мост Дворцовый Нева целует,
Но желаннее нет простого,
Небольшого моста Поцелуева.
Ты объехал весь мир, говоришь?
И Милан повидал? И Дрезден?
Может быть, стоит мессы Париж,
Но и Питер стоит молебна!
РАЗГОВОР С ГОРОДОМ
Нева в промоинах. И чайки босиком
Гуляют окаёмом ледяным.
А я иду по городу пешком
И сердцем разговариваю с ним.
Галерной арка и Сенат с Синодом
Свидетелями прошлого величья,
Но с новой вывеской, стоят перед народом,
И портики в осаде стаи птичьей.
Великий Пётр, конём поправ змею,
С Гром-камня созерцает город свой,
В веках хранит он вотчину свою
Пусть «медный», но для города – живой.
Исаакий гордый, с шрамами от ран,
На купол скромно «шапочку» надел,
Он – войн и революций ветеран,
В заботливых руках помолодел.
Придерживая славный свой трофей,
С небрежным поворотом головы,
Геракл, под сенью спрятавшись ветвей,
Стоит нагой, открыт ветрам с Невы.
И грозного Адмиралтейства шпиль
Увенчан золотистым кораблём.
В стенах его – морской России быль,
И флота сердце ныне бьётся в нём.

Пржевальский, оперевшись на гранит,
Большого города – Великий гражданин!
С высот истории потомкам вслед глядит.
Готов в поход, верблюд навьючен им.
А там – фонтан, с танцующей водой,
И вкруг него – России высший свет!
Князь Горчаков, и Гоголь молодой,
И Лермонтов – великий наш поэт.
И рядом – Глинка, что Россию пел!
«Жизнь за Царя», «Князь Холмский» и «Молитва».
«Заздравный» кубок много раз звенел,
«Руслан с Людмилой», с Головою битва.
Не счесть всех образов и звуков волшебство,
Но каждый, кто России патриот –
То – «Славься!» гимн звучит в душе его,
Да благоденствует великий наш народ!
Жуковский на Дворцовую глядит,
Пусть ниже он Столпа Александрийского,
Наставник Государя и пиит,
Он – гордость стихотворчества российского.
А Флора, Шарлеманя совершенство,
Стоит спиной к «дворцовой» суете.
В лице Богини видится блаженство,
Ласкает взгляд в волшебной красоте.
Дворцовой камни, арка штаба Генерального,
И Столп, в своём величии парадном,
И Ангел сверху вниз глядит печально,
Он видел всё, ему немного надо.
Вечерней кутерьмой встречает Невский,
Скопление пешеходов и машин,
А я уже дошёл к Адмиралтейской…
И хорошо, что я сегодня не спешил…
ОСЕННИЕ МЕЛОДИИ

Березки в желтых пелеринках
С осенним ветром говорят
В дорожных лужах стаи льдинок
Стаккато утренним звенят.
А дождь, стуча по стылым крышам
Свою мелодию ведет
В его поспешном ритме слышно –
Будь начеку, зима придет…
Природа ждет зимы явленья,
Ноябрь порой бывает крут,
Хандры осенней настроенья
В жизнь повседневную войдут…
Но если вертится Земля,
Весна прийдет опять, как прежде,
И в мелкой мороси дождя,
Звучит адажио надежды.

ВЕЧЕР

Люпины фиолетовым ковром
Раскинулись, низину украшая/
Ромашки, на поляне, за бугром,
В закатном солнце головой качают.

В логу ложится к вечеру туман,
Как полог белый, землю накрывая.
Кукушка, невзирая на обман,
Кому-то вновь свои года считает.

ЗАРИСОВКА

Июньский Питер в сумерках недлинных,
Сирени облетевшей аромат…
И голуби в пантофлях тополиных,
Куда-то по своим делам спешат…

К СЛОВУ

Ни логикой суровой, ни умом
Нам не постичь все женские загадки
И ночью непонятные, а днем
В них вовсе не отыщется порядка…
Гадать пытаешься, так сделать или сяк?
Но вновь, увы, не угадал ни слога…
Так каждый раз, опять попав впросак,
В душе невольно вспоминаешь Бога.
Создатель мира мудро рассудив,
Мужчин уравновесил женской лаской,
Умом их в полной мере наделив,
Оставил женщине еще лукавства маску.
Поэтому уверен я вполне,
И чтоб ты не придумал – будет мимо!
А что тогда у женщин на уме?
И им самим порой непостижимо!!!

К***
Опять молчишь..? А может быть
Махнуть рукой – и будь ,что будет?
Потом мы будем говорить,
Что не сбылось – ну что ж – забудем…

Любовь – она всегда права,
Пусть мы ее не обещали…
Лишь тонкой мысли кружева,
Что нас так бережно связали.

А новогодняя метель
Опять помчится вдаль по тракту,
И не согретая постель
Пребудет очевидным фактом.

ОЧЕВИДНОЕ

Не может даже быть сомненья
И лишь глупец не понимает,
Что дамы все, без исключенья,
Когда хотят-тогда летают.

Посланцы Бога на Земле,
Они с рождения крылаты.
А что летают на метле…
Так в том мужчины виноваты.

ЖЕНЩИНЕ

Не выдержит
ни одна дамба
эмоций такого шквала.
И сразу
сгорят провода
от такого высокого напряжения.
Невозможно
сейчас осознать
всё, что ты мне сказала.
Даже слов
не осталось
и мыслей – одни выражения –
Выражения чувств,
что кипят в подсознанье
и рвутся наружу.
И в душе
воспаленной
несбыточность мысли тасует.
Чтобы справиться с ними,
мольберт простыни
очень нужен,
На котором
влеченье
картины любви нарисует.

СЛОВА

«Что наша жизнь? Игра!» – мы все играем роли.
Нам, правда, неизвестен режиссёр.
Друг другу называем мы пароли –
Слова, бросая их на чувств костёр…

Слова, слова… быть может на бумаге
Иль на экране монитора буквы в ряд…
Писать здесь – мало надобно отваги.
Сказать в глаза – труднее во сто крат…
Перевод с немецкого Бабошин В.А.

ПРОБЛЕМА

Ты просишь холоднее целовать.
Лишь взглядом трогать разрешаешь, как ни странно.
И о руках моих не хочешь знать.
Их должен спрятать глубоко в карманы.

Спокойствие – вот лучшее из качеств.
Но я боюсь, нам пользы не дождаться.
Ведь если руки я в карманы спрячу,
Как от твоих я буду защищаться?

Оригинальный текст по
Lachen und lachen lassen- Eulenspiegel, Berlin, 1974.

Heinz Kahlau

PROBLEM
Перевод с немецкого В. А. Бабошин
Оригинальный текст
Peter Alexander
DER PAPA WIRD’S SCHON RICHTEN

Юмористическая песня про папу, который все может и разрешит любую семейную проблему. Однажды услышанная, почти сразу „перевелась“, в том числе под лозунгом восстановления справедливости – сколько песен про маму,
а папа незаслуженно забыт.

Песня о папе

Я расскажу вам притчу о бравом мужике,
Который должен все дела решать накоротке.
И если унитаз забит, и в душевой потоп,
И если вся семья кричит от трудностей взахлеб –
Семейный хор поет: «Наш папочка – вперед !!!»
Припев:
Наш папа все исправит, он сделает все так,
Как никто не сможет, наш папа он мастак.
Наш папа все исправит, ведь к счастью есть у нас,
Наш старый добрый папа- просто высший класс !!!

Сын выстрелил с рогатки, но в цель он не попал,
А камешек в полете полицию достал.
Они примчались впятером и с „синим маячком“
Сынок залез в кладовку и крикнул им потом:
„Мой папа там стоит, он с вами все решит!!!“

Припев:
Наш папа все исправит, он сделает все так,
Как никто не сможет, наш папа он мастак.
Наш папа все исправит, ведь к счастью есть у нас,
Наш старый добрый папа- просто высший класс !!!

А дочь пришла под утро, уж был четвертый час,
И слезы так и лились потоками из глаз.
Машина, что ей папа дал, теперь металлолом,
Ведь дуб здоровый пробежал через шоссе бегом!
И шепчет, очи вниз: „Ах, папа, не сердись“

Припев:
Наш папа все исправит, он сделает все так,
Как никто не сможет, наш папа он мастак.
Наш папа все исправит, ведь к счастью есть у нас,
Наш старый добрый папа- просто высший класс !!!

Наш дедушка влюбился, невесте двадцать лет,
А дочка скоро уж родит, кто автор – вот секрет.
Сынок принес оценки, а лучшая лишь три.
На кухне все горит огнем, а мать ждет у двери.
И вновь семья зовет: «Наш папочка – вперед!!!»

Припев:
Наш папа все исправит, он сделает все так,
Как никто не сможет, наш папа он мастак.
Наш папа все исправит, ведь к счастью есть у нас,
Наш старый добрый папа – просто высший класс !!!

 

 

Бабошин Владимир Александрович, родился 13.091958 г. на берегах реки Волга, в селе Русская Бектяшка Сенгилеевского района Ульяновской области. Окончил Ульяновское высшее военное командное училище связи им. Орджоникидзе, Военную академию связи имени С.М. Будённого в Ленинграде, адъюнктуру академии, полковник запаса, кандидат технических наук, доцент. Доцент кафедры Информатики и математики Санкт-Петербургского Военного института Войск Национальной Гвардии Российской Федерации. Почетный радист Российской Федерации, член-корреспондент Арктической Академии наук, член-корреспондент Петровской Академии наук и искусств. Поэт и переводчик, Президент Содружества поэтов «Свежий взгляд», председатель редакционного совета альманаха «Свежий взгляд». Публикации в периодике: газета МО «Дворцовый округ», в альманахах: «Свежий взгляд», Санкт-Петербург, «Пять стихий» (Донецк, 2016), «Царскосельские тетради», г. Пушкин, «Культурная мозаика» (Сербия, 2017), альманахах: «Суштина поетике», (Сербия, 2017), «Люди говорят», (Торонто, Канада, 2017), «Бденье» (Сербия, 2017).

ПОСТАВИ ОДГОВОР

Please enter your comment!
Please enter your name here